Basketball вики
Advertisement

Глава 20
Чикаго, 1990-1991 гг.

Победы в чемпионатах НБА даются за счет не столько физической, сколько психологической подготовки. Опытные тренеры и игроки-ветераны это прекрасно знают. Классные и стойкие духом баскетболисты могут в решающий момент матча мобилизовать всю свою волю и, сохраняя хладнокровие, довести встречу до победного конца. При этом важно подавить соперника психологически, парализовать его волю. В обыденной жизни подобные фразы звучат довольно банально, но в лиге они воспринимаются как библейские заповеди. Сезон в НБА длинный и напряженный, игроки не успевают отдохнуть между матчами, причем психологическая усталость сказывается на их состоянии сильней, чем физическая. Что выделяет поистине великих игроков, так это их умение сконцентрироваться, несмотря на изнеможение, даже перед матчем с явно слабым соперником. Классные баскетболисты выходят на проходную встречу, как на финал чемпионата. Обладать высокой техникой и игровым мышлением - это в НБА еще ничего не значит. Надо и самому выкладываться в каждом матче, и уметь повести за собой товарищей по команде, чтобы никто из них не чурался тяжелой черновой работы. Такие выдающиеся игроки, как Бёрд, Джонсон, Томас, обладали не только железной волей, но и умели заряжать ею и партнеров. К 1990 г. "Буллз" и "Пистонс" смотрелись на равных. С точки зрения спортивного таланта чикагские игроки даже превосходили детройтских. Тем не менее они им проигрывали. "Детройт" почему-то навязывал "Чикаго" свою волю, словно бы гипнотизировал его.

Команда, решившая бороться за звание чемпиона НБА, ни в коем случае не должна показывать соперникам свою слабинку, усталость, нервозность. Наоборот, нужно сделать так, чтобы противник дрогнул. Психологически сломался. Детройтцам в их поединках с чикагцами такая уловка до сих пор удавалась. "Буллз" не выдерживали нервного напряжения, и их уязвимые места сразу же обнаруживались. Клуб хоть на секунду дрогнувший в матчах такого уровня, можно сравнить с одиноким пловцом в океане, у которого началось кровотечение, - акулы примчатся немедленно.

Примерно по такому же сценарию проходили в годы пика спортивной карьеры Бёрда, Макхейла и Пэриша поединки "Селтикс" с "Пистонс". Бостонцы давили детройтцев психологически. Но вот парадокс. В 1987 г. в финале Восточной конференции "Бостон" с трудом одолел "Детройт", и побежденные неожиданно воспряли духом, избавились от страха перед "Селтикс". Сейчас то же самое происходило с чикагцами. Горечь обидного поражения посеяла семена будущего триумфа. После проигрыша в 1990 г. в финальной серии конференции некоторые игроки были глубоко удручены, считая, что детройтцев им никогда не одолеть. Однако тренеры не разделяли их пессимизма. Во-первых, "Буллз" уступили с минимальным перевесом - 3:4. Во-вторых, чемпионы Западной конференции в финале НБА уступали "Пистонс" почти без сопротивления. Это означало, что судьба чемпионата НБА практически решается в споре сильнейших команд Восточной конференции, поскольку "Буллз" в то время явно превосходили ведущие клубы западных регионов США.

Наступил критический момент. Если чикагцы наконец-то переиграют "Пистонс", чемпионское звание у них, можно считать, в кармане. А, учитывая молодость большинства игроков, это звание может закрепиться за клубом на несколько лет. Фил Джексон и его помощники решили, что час настал. Только вот как поставить победную точку? Прежде всего, игрокам надо избавиться от комплекса неполноценности и перестать себя казнить. Надо обрести уверенность в себе. Всем нужно прибавить сил - физических и моральных, стать "жесткими ребятами," и не позволять больше детройтцам диктовать ход игры. А главное - научиться побеждать их во Дворце спорта в Оберн-Хиллс, открывшемся осенью 1988 г., где "Пистонс" проводили домашние матчи. Пока что "Буллз" удалось там выиграть всего одну встречу.

Итак, задача номер один - интенсивная физическая подготовка. Никто не считал, что детройтцы талантливей чикагцев или тактически превосходят их, но вот в том, что они играют жестче, сомнений не было. Это поняли и игроки и тренеры "Буллз" - причем буквально на следующий день после того рокового поражения в Оберн-Хиллс. Игра состоялась в воскресенье, а уже в понедельник чикагские тренеры устроили совещание, на котором проанализировали итоги сезона, закончившегося для них ранее, чем им бы хотелось. Когда они стали расходиться, то, заглянув в спортзал, увидели там Пиппена и Гранта, возившихся со штангами. Да, подумали тренеры, сезон 1990/91 г. для нас уже начался. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять элементарную истину: если чикагские парни прибавят в физической подготовке, они уверенней будут себя чувствовать, сражаясь с "Пистонс" - клубом, где подобрались ребята, заслужившие репутацию разъяренных буйволов. В то лето буквально все игроки "Буллз" трудились до седьмого пота. При этом никаких понуканий со стороны тренеров не было - сами так решили. Четвертого июля (а это национальный праздник США - День независимости) один из тренеров случайно заглянул в спортзал и, к своему удивлению, застал там команду в полном сборе - все накачивали мышцы. Горечь обидного поражения исчезла. На смену ей пришло другое ощущение: "Мы были очень близки к победе и уж в следующий раз ее не упустим". Казалось, игроки не могли дождаться, когда же начнется будущий сезон.

Майкл Джордан начал серьезно готовиться к будущим сражениям за чемпионский титул еще раньше. После поражения от "Пистонс" в 1990 г. он, выступая перед журналистами, сообщил им, что жесткая манера игры детройтцев вконец его измучила и он собирается прибавить в атлетизме. Естественно, слова Майкла просочились в прессу. Они попали на глаза Тиму Гроверу, молодому чикагцу, тренеру по физической подготовке. Учась в университете штата Иллинойс (тоже в Чикаго), Тим сам играл в баскетбол и при сравнительно невысоком росте (5 футов 9 дюймов) весьма неплохо. К тому же он был очень развит физически. Его родители работали в госпитале для ветеранов войны. Мать - медсестрой, отец - заведующим одной из лабораторий. Они надеялись, что сын тоже займется медициной. Но Тима всегда привлекал мир спорта, и он решил стать тренером. Спрос на эту профессий был велик: в Америке тогда началось повальное увлечение бегом и прочими занятиями, помогающими держать себя в форме. Гровер взялся за физиологию, получив в этой области знаний научную степень магистра. Его диссертация была посвящена как раз физической подготовке баскетболистов. Тим писал о том, как им нужно наращивать мышцы, как обрести иммунитет к травмам и прочее.

Чтобы собрать материал для своей работы, Тим изучил тренировочные программы двух местных средних школ. В одной из них тренер разрешил ему разработать собственную программу и испытать ее на практике. В другой он просто фиксировал, как идет подготовка юных баскетболистов. Разница между двумя программами оказалась колоссальной. В школе, где Тим использовал свои собственные идеи, резко снизился травматизм. К концу игры ребята не чувствовали усталости, наоборот, взвинчивали темп. В другой же школе всех измучили травмы, а к концу встреч начинающие баскетболисты, как правило, выдыхались. Тим поверил в успех своей методики.

В 1986 г. он получил степень магистра, а через три года стал работать тренером в спортивно-оздоровительном центре. Тогда-то Гровер и узнал из газет о проблемах, волнующих Майкла Джордана. Тим решил. что может быть в чем-то полезен знаменитому игроку. Не зря же он шесть или семь лет бился над вопросами, напрямую связанными с тем о чем упоминал Джордан в своей беседе с журналистами. Перед Гровером замаячила уникальная перспектива - применить свои знания в области физиологии, чтобы реально помочь суперзвезде НБА. Тим позвонил Джону Хефферону, врачу команды "Буллз", у которого были какие-то связи с госпиталем, где работали родители Гровера. Более того, он с ними дружил. Выслушав Тима, Хефферон расхохотался. "Что тут смешного?" - недоуменно спросил тот. "Смеюсь над странным совпадением, - ответил врач. - Мы с Майклом последние месяцы только на эту тему и беседуем. И несколько раз всплывало твое имя. Буквально на днях я сказал Майклу, что неплохо бы вам познакомиться друг с другом".

Но для начала Тим встретился с Марком Пфайлем, одним из тренеров "Буллз". Он подробно рассказал ему о своих планах, о том, что собирается сделать, чтобы Джордан, став физически сильнее, не потерял бы при этом своих скоростных качеств. Рассказал и о том, как можно обезопасить Майкла от травм, какие суставы нужно для этого специально развивать и укреплять и так далее. Его сообщение вызвало у Пфайля живой интерес. Прощаясь с Тимом, тренер сказал: "Вы мне нравитесь, и я знаю, что доктор Хефферон высокого о вас мнения. Конечно, вам надо встретиться с Майклом".

В тот же день после тренировки Джордан познакомился с Гровером, сразу же заметив ему: "Вы моложе меня, а мне никогда еще не доводилось работать с людьми, которых я перегнал по возрасту".

Гровер объяснил Джордану свою цель. Повысить класс Майкла как игрока - это не в его силах и не его задача. А вот нарастить физическую мощь - в этом он ему, безусловно, поможет. Поможет и продлить его спортивную карьеру. Последнее особенно заинтересовало Джордана: он знал, что такие выдающиеся игроки, как, например, Джулиус Ирвинг, слишком поздно стали "качаться", и времени, чтобы поддержать свой организм, у них уже не оставалось. Правильно, согласился с ним Гровер: чем раньше начнем, тем лучше. Но излишняя спешка не нужна: можно и надорваться. Программа рассчитана на несколько лет. С каждым годом Джордан будет увеличивать небольшими порциями свою силу и мышечный вес. Когда Майкл пришел в НБА, он весил около 185 фунтов. На момент знакомства с Тимом - почти 195. Они тут же обсудили, какой вес будет для Майкла оптимальным. Джордан назвал цифру 215, интуитивно подтвердив научные расчеты Гровера. Тим добавил, что наращивать вес надо постепенно, в течение трех или четырех лет. "Если мы будем торопиться, - сказал он, - ваш организм не успеет перестроиться и вы сбавите в игре".

Гровер не стал морочить Джордану голову и честно предупредил его, что, если он согласится работать по его программе, первые несколько месяцев ему будет очень нелегко. Самая главная проблема - на какое-то время он утратит точность бросков. Баскетбол, как объяснил Тим, - спорт, где многое решает так называемая "мышечная память".

А раз мышцы будут развиваться, то эта память на первых порах станет его подводить, он не всегда сможет рассчитать силу броска. "Да, будете промахиваться, злиться, - сказал Гровер, - но прошу вас поверить мне: все вернется на круги своя". Майкл Джордан рассмеялся. Он не мог представить, что безобидные физические нагрузки помешают его всегда точным броскам. В итоге они договорились о следующем. Майкл согласен работать с Тимом, но нужен испытательный срок - месяц, а дальше видно будет. Кроме того, Джордан попросил Гровера в течение 10 дней раздобыть все необходимое оборудование и снаряжение. "Какой суммой вы располагаете?" - поинтересовался Тим. "Покупайте все, что нужно. О деньгах не думайте", - успокоил его Майкл.

Позднее Гровер догадался, почему Джордан согласился работать с ним, а не обратился - что было бы логичней - со своими проблемами к тому же Элу Вермейлю, отвечавшему в "Буллз" за физподготовку игроков. Майкл не хотел, чтобы в клубе знали о его делах, ему нужен был человек посторонний и связанный только с ним, а не с руководством "Буллз". Тем более что Вермейль был ставленником Краузе.

Итак, программа Гровера была запущена. Его предупреждения оказались пророческими. Какое-то время игра у Джордана явно не клеилась. Не всегда удавались точные броски в высоком прыжке. Но зато авторитет Гровера в его глазах сразу же вырос - молодой парень, а дело свое знает хорошо. Что предсказывал, то и случилось.

Гровер и Джордан трудились вместе, чтобы не только нарастить мускулатуру Майкла, но и укрепить уязвимые части тела, хорошо известные каждому баскетболисту: лодыжки, запястья, плечи, колени, бедра. Занятие это довольно трудное и долгое. Многие игроки относятся к такой профилактике скептически, считая, что от травм ничто их не спасет. Гровера поразило, что Майкл оказался столь прилежным учеником и послушно выполнял скучные упражнения. Джордана часто мучили растяжения паховых связок. От них страдают многие баскетболисты, которым при игре в защите приходится постоянно совершать боковые движения, быстро перебирая ногами. Гровер, зная об этом, провел все же дополнительное исследование и выяснил, что у Майкла мышцы на внутренней стороне ног значительно сильнее мышц на внешней стороне. Такая диспропорция, возможно, служила дополнительной причиной частых растяжений. Тим разработал систему специальных упражнении, чтобы этот мышечный дисбаланс исчез, чем облегчил жизнь Майклу.

Нельзя сказать, что все пришли в восторг от программы Гровера. Даже близкий друг Джордана Говард Уайт считал всю эту затею с весом и силой ненужной. "Майкл, ты и так здоров, как породистый жеребец, - предостерегал он его. - Смотри, нарастишь вес и потеряешь скорость". Но Майкл был упрям: "Тебе, Говард, хорошо рассуждать. Тебя-то соперники не трогают. А меня бьют чуть не до смерти. Нет, мне надо прибавить силенок".

В общем, с Гровером они отлично поладили. Тим понял, что Май из тех людей, которые прекрасно понимают, что за свои амбициозные устремления надо чем-то платить. В частности, тяжелым ежедневным трудом. Поначалу они занимались после тренировок, но Джордан на них так выкладывался, что сил на программу Гровера у него не оставалось. Тогда они перенесли занятия на утренние часы. Уже позднее специальные утренние тренировки получили название "Клуб любителей завтрака". Дело в том, что где-то с середины 90-х гг. Рон Харпер и Скотти Пиппен каждое утро (когда, разумеется, "Буллз" не покидали Чикаго) являлись к Майклу домой. У него был личный спортзал, и они там проводили дополнительные тренировки, после чего шеф-повар соседнего ресторана готовил им завтрак, меню которого составлялось на основе рекомендаций Гровера.

Майкл договорился с Тимом, что прессе он об их программе не проронит ни словечка. Джордан хотел держать это в секрете. Он и так был образцом для подражания. Многие игроки копировали его прически и даже выступали в трусах той же длины, что у него. Свою тайную подготовку к будущим битвам он рассматривал как сильный козырь. Зачем же раскрывать его заранее, тем более что некоторых игроков из других клубов лиги он собирался уничтожить?

Благотворные последствия программы Гровера сказались, когда Джордан уже на какое-то время расстался с баскетболом, стал играть в бейсбол, затем снова вернулся в баскетбол и продолжал свою карьеру, находясь в отличнейшей спортивной форме. А ему было уже далеко за 30, в таком возрасте игра почти всех баскетболистов тускнеет. Исключение - малоподвижные "великаны". За те семь сезонов, что Майкл сотрудничал с Гровером, он пропустил из-за травм только шесть матчей. А за три сезона после его возвращения из бейсбола вообще не пропустил ни одной встречи.

Впрочем, некоторые свидетельства в пользу программы Гровера проявились довольно быстро. Майкл стал выглядеть массивней. Широченные плечи, мощные бицепсы. "Да, ваши старания влетают мне в копеечку", - ежегодно говорил он Тиму. Тот, прикидываясь простаком, спрашивал почему. "Да потому, что я постоянно выбрасываю одежду из моего гардероба. Она мне становится мала".

Уже к концу первого года их совместных трудов стало ясно, что сил у Майкла заметно прибавилось. Особенно это заметно было, когда Джордан, совершая свои коронные рейды к кольцу соперников, на финише предпринимал резкий спурт. Кроме того, если он раньше врезался в высокорослого игрока и тот грубо толкал его, то у него и финиш результативный не всегда получался. Теперь же остановить его было трудно. Он стойко переносил толчки, пинки, удары и завершал свои рейды точными бросками.

Теперь, встречая на площадке старых соперников, которые раньше были не прочь нанести ему жестокий удар исподтишка, Джордан их уже не боялся, а вот его побаивались. Такое вот перераспределение ролей произошло. Однако не только Майкл стал сильнее - тянувшиеся за ним Пиппен и Грант тоже старались вовсю. Они теперь выглядели мощнее и - что еще важно - по-настоящему серьезно начали относиться к своей профессии. У них появился истинный "клубный" патриотизм. Казалось, совсем недавно Джордану приходилось давать им взбучку, когда он замечал, что на тренировках они валяют дурака. Теперь все радикально изменилось. В сезоне 1990/91 г. игра Пиппена обрела зрелость. Правда, и в предыдущем сезоне его включали в команду "Всех Звезд", но все равно - за год он заметно прогрессировал. Физическая мощь помогает побеждать. Победы порождают уверенность в себе, а уверенность - залог победы. Собственно говоря, карьера игрока НБА и строится по такому принципу. В среднем за матч Пиппен приносил своей команде 18 очков, совершал 7 подборов и (тут цифрами не оперируют) просто блестяще играл в защите.

Наблюдая в сезоне 1990/91 г. за игрой чикагцев, Чак Дейли понял, что время работает против его клуба. "Буллз" догнали детройтцев по всем параметрам, и во многом благодаря Пиппену. Важная деталь - Скотти не только вырос как игрок. Он тем самым изменил отношение к себе со стороны Джордана. Майкл почувствовал, что Пиппен стал надежным партнером, и в игре "Буллз" стали более слаженными командные действия. Джордан и Пиппен неплохо приспособились к атакующей системе Текса Уинтера. Она позволяла им обоим за счет неожиданных передач друг другу совершать удачные прорывы к кольцу соперников. Сейчас уже детройтцам стало сложнее прикрывать Джордана. Но команда Чака Дейли и без того была уже не на подъеме. "Пистонс" многое потеряли с уходом Рика Махорна в "Миннесоту". Без него они не выглядели ни жесткой командой, ни тем более той, что может запугать противника. Что же касается Леймбира, то, судя по слухам, он начал терять интерес к игре, и прежний его драйв испарился.

Тот сезон принес много удивительных перемен. До перерыва, отведенного для матча "Всех Звезд", "Буллз" на выезде побеждали в среднем в двух встречах из трех. Выиграв в Сакраменто, они полетели на последнюю перед перерывом игру в пригород Детройта Оберн-Хиллс, где им довелось встречаться с "Пистонс" 13 раз и при этом 12 раз уступить извечным соперникам. Теперь же, как считал Фил Джексон, настал момент нанести детройтцам поражение. Чикагцы выступали стабильно в 45 встречах они одержали 31 победу. Так что боевой дух команды был на высоте. К тому же им повезло: у "Пистонс" выбыл из строя Исайя Томас, получивший травму запястья. Тем не менее "Детройт" настроился на игру серьезно. Чак Дейли напомнил своим питомцам, что победа в этом матче позволит им начать серию "плей-офф" в родных стенах. Правда, у детройтца Джона Сэлли, чьи высказывания часто цитировались в прессе, были дурные предчувствия. В беседе с журналистами он сказал: "Чикагцев преследовал тот же синдром, что был в свое время у нас перед матчами в Бостоне. Отправляясь туда на матчи с "Селтикс", мы заранее знали, что проиграем. А потом поняли, что бостонцы - такие же обычные парни, как и мы. И стали их обыгрывать. Так вот, мне кажется, что "Буллз" от этого синдрома тоже избавились и больше нас не боятся".

Встреча проходила в упорнейшей борьбе. В третьей четверти матча удалили с площадки Билла Картрайта. Он столкнулся с Леймбиром, и тот упал. Судья объявил Картрайту персональное замечание. Билл ввязался в спор с ним, за что и поплатился. В четвертой четверти пошла откровенно силовая игра. Тренеры "Буллз" взяли тайм-аут и провели блиц совещание. Их беспокоил Хорас Грант: он, судя по его поведению на площадке, "сломался". Когда игроки "Пистонс" обходились с ним не по-джентльменски, Хорас жалобно смотрел на судей, выклянчивая право на штрафные броски. Джимми Климонс, один из чикагских тренеров, подумал, что это предвестник поражения "Буллз". Апеллировать к судьям - последнее дело, тем более если играешь против действующего чемпиона, да еще в его родных стенах. Наоборот, надо продемонстрировать судьям, что ты стойкий боец и сам собираешься стать чемпионом. "Что расквасился? Играй и не ной!" - приказал Климонс Гранту.

До конца встречи оставалось примерно 4 минуты. "Пистонс" вели с перевесом в 5 очков. Учитывая их отлаженную оборону, отрыв - солидный. К тому же дома, как говорится, и стены помогают. Почти во всех матчах между этими двумя клубами детройтцы проводили концовку встреч лучше чикагцев. Но на сей раз ситуация складывалась иная. Вот Пиппен забрасывает мяч в высоком прыжке, затем поражает кольцо Джордан, получив пас от Гранта, выигравшего подбор. На последних двух минутах судьи проявляют к "Буллз" благосклонность, назначая в их пользу штрафные броски. Разъяренный Чак Дейли посылает в адрес судей проклятия, но те непоколебимы. Все - время истекло. "Буллз" побеждают со счетом 95:93. Джонни Бах, всегда считавший, что "Детройт" - альбатрос чикагцев, указывающий им дорогу к будущим победам, радуется как ребенок. "Всё, альбатрос сделал свое дело и улетел!" - восторженно вопит Джонни. Фил Джексон в своем интервью, данном сразу же после игры, выразился по-другому: "Мы скинули со спины надоевшую обезьяну". Так или иначе, исчезли и птица, и зверь.

Отпраздновав долгожданную победу над "Пистонс", "Буллз" устремились на штурм новых высот. После матча "Всех Звезд" они выиграли 9 встреч подряд. Затем оступились, проиграв "Индиане", но потом снова выиграли 9 матчей кряду. Когда календарный сезон завершился, на счету "Буллз" была 61 победа.

Чикагцы развивали успех и в серии "плей-офф". В первом туре они оставили за бортом "Никс", победив в трех матчах, а во втором, где им противостояла "Филадельфия", в серии из пяти матчей выиграли в четырех. Теперь предстояло снова встретиться с "Пистонс". Поначалу - у себя дома.

Детройтский клуб, прибывший в 1991 г. в Чикаго на финальные игры Восточной конференции, еще мог грозно лаять, но кусался уже не так опасно. Кроме того, у него возникли разногласия с судьями. Предусмотрительный Фил Джексон послал в головной офис лиги тщательно смонтированную видеозапись прошлых встреч "Буллз" с "Пистонс". Там было хорошо видно, что детройтцы играют грязно, нарушая правила исподтишка. НБА немедленно отреагировала: ей не нравился имидж игроков "Пистонс", прозванных "плохими парнями". Функционеры лиги опасались, что грубая сила станет важнее игрового артистизма и баскетбол потеряет свою зрелищность. Впрочем, "Пистонс" уже не наводили на соперников ужас, тем более что с клубом расстался главный забияка и драчун Махорн.

С первых же минут первого матча чикагцы навязали детройтцам жесткую игру. Джордан двинул локтем в грудь Джо Думарса, как бы поздравив его с выходом на площадку в столь ответственной встрече. Майкл нещадно поливал Родмана. Тренеры решили, что таким образом он пытается подбодрить партнеров, внушить им уверенность в своих силах. В один из моментов матча Джордан, которого опекал Джон Сэлли, на секунду замер с мячом в руках, прикидывая, как начать свой коронный рейд к кольцу соперников. Сэлли, прозванный "Пауком", крикнул ему: "Твой номер не пройдет - запутаешься в моей паутине!" Бросившись вперед, Майкл в последнюю секунду резко развернулся и двинулся в обратном направлении, после чего вогнал мяч в корзину. "Ну что, сукин сын, заблокировал кольцо?" - ехидно поинтересовался он у Сэлли, и тот понял, что былая магия "Детройта" канула в прошлое. В четвертой четверти матча "Пистонс" явно подустал, и "Буллз" одержали победу. Во второй встрече чикагцы выглядели еще уверенней. Особенно удачно играл Пиппен, баскетболист быстрый, юркий, легко обращавшийся с мячом. "Пистонс" пытался навязать "Буллз" жесткий прессинг, но при этом постоянно нарушал правила, так что чикагцы много заработали очков на штрафных бросках. Второй матч "Буллз" выиграли без особого труда. Но теперь надо было побеждать и в гостях - в Оберн-Хиллс.

В третьем матче "Буллз" несколько раз лидировали с большим отрывом. В какой-то момент, в третьей четверти они вели с перевесом в 16 очков, но в четвертой четверти детройтцы сократили разрыв в счете до 8 очков и бросились в последние отчаянные атаки. Когда до конца встречи оставалось две с половиной минуты, разрыв в счете составлял всего 5 очков. Мяч у чикагцев, но детройтцы его отнимают, и Винни Джонсон устремляется к кольцу. Его преследует Джордан. Почувствовав его на хвосте, Винни замедляет бег, чтобы Майкл по инерции проскочил мимо него. Но тот угадал маневр соперника и прочно прикрыл Джонсона, вынудив его бросать из неудобного положения. Бросок получился неточным, мяч отскочил от щита, и Джордан тут же его подхватил. В результате "Буллз" выиграли и третью встречу.

Четвертый матч уже ничего не решал. Леймбир от отчаяния невежливо обошелся с Паксоном. Тот сделал два удачных штрафных броска затем три раза подряд поражал кольцо уже с игры, в высоком прыжке. Во второй четверти Родман с такой силой врезался в бегущего Пиппена, что тот вылетел за пределы площадки, получив глубокую рану на подбородке (ему после матча наложили 6 швов). Как писал позже Сэм Смит, Родман кричал на судей: "Считаете, что я грубиян? А я снова это сделаю. Мы не хотим видеть у себя гомиков, а этот Пиппен - голубой. Хватит с нас этого дерьма!" (Между прочим, сам Родман со временем стал завсегдатаем баров, где собирались геи.)

"Буллз" легко выиграли. Они уничтожили "Пистонс", изгнав своих злых демонов. Покидая площадку, игроки "Детройта" демонстративно не обменивались с соперниками рукопожатиями. Говорят, так решил их лидер Исайя Томас. Вообще-то поначалу Исайя собирался взять микрофон и поблагодарить детройтских болельщиков за поддержку и преданность клубу. Тренер Чак Дейли с трудом его отговорил от этой неуместной затеи. Так что обошлось без обращения к публике. Но игроки "Пистонс" были, конечно, не правы, не проявив традиционного уважения к победителям. Их уход с площадки запомнился многим любителям баскетбола. Ну что ж, "Плохие парни" еще раз подтвердили свою репутацию.

Advertisement